krupki.by

ru RU be BE en EN


Василий Бородач: «О службе в Афганистане всегда тяжело вспоминать»

Автор / Солдаты афганской войны / Вторник, 15 февраля 2022 08:50 / Просмотров: 212

Хоть и прошло с момента призыва в армию почти 40 лет, но не стерлись из памяти боль потерь, обида, страх.

Малая родина Василия Ивановича Бородача – деревня Берёзовка. Закончил 8 классов Гапоновичской школы.  Продолжил учебу в 9-10 классах СШ № 2 г. Крупки. Здесь тогда обучали автоделу. Так что вместе с аттестатом в 1980 году выпускник получил и водительское удостоверение.

– После школы пошел работать, – рассказывает Василий Иванович. – Почти год трудился в колхозе имени Ленина. Сразу помощником комбайнера, потом был трактористом и водителем.

30 марта 1981 года Василия Бородача призвали в армию. Что предстоит служба в Афганистане, знал заранее.

– О том, что там идет война, никто не рассказывал, – продолжает мой собеседник. – Да и не знали особо, там еще тогда всё начиналось. Сначала ходили разговоры, что идет набор в Германию. Но знакомый из военкомата сказал, что отправят в Афганистан. Нас тогда из района призвалось восемь человек. Направили в Минск, там прошли медкомиссию. Оттуда – Туркестанский военный округ город Мары Туркменской ССР, затем – Афганистан 108-я Невельская дважды Краснознаменная мото­стрелковая дивизия 1003-й отдельный батальон материального обеспечения в/ч п.п. 93978.  В Афганистане наша воинская часть стояла в Баграме, в населенном пункте Куругулай, это 60 километров от Кабула. Кстати, крупчан приходилось встречать за время службы. Все остались живы и вернулись домой.

Молодой парень не сразу осознал, что попал на войну, хоть пе­рвое знакомство с чужой страной сопровождалось выстрелами.

 – Помню, как стреляли в наш вертолет, когда летели из Кабула в Баграм, – вспоминает Василий Иванович. – А мы, зеленые пацаны, страха не чувствовали. А наоборот, было интересно. Смотрели в иллюминатор, как на экран с фильмом. Запомнился и первый обстрел. Колонна стала, а я вышел и смотрю. А со скалы пули – «тиу-тиу-тиу». Дембель мне по уху: «Салага, быстро прятаться за машину!»

Два года и почти два месяца длилась служба Василия Бородача.

– Служил в отдельном батальоне материального обеспечения, был водителем, – говорит Василий Иванович. –  Обслуживали дивизию – боеприпасы подвозили, ходили на операции – одна из них ущелье Панджшер. Это ущелье имело важное стратегическое значение. Сопротивлением на этой территории руководил влиятельный афганский полевой командир Ахмад Шах Масуд. Именно здесь проходили самые ожесточенные бои, и советские войска несли самые большие потери личного состава. Для многих советских солдат и офицеров Панджшер остался страшным сном на всю оставшуюся жизнь. Представьте, кругом всё заминировано, обстрелы сильные. Тогда много машин, танков горело. Боевые товарищи погибали…. За службу из нашей роты погибло восемь человек. В такие моменты злость бушевала внутри. Кажется, без оружия порвал бы зубами душманов. Ведь война объединяет людей. И вот твой сослуживец, с которым успели сдружиться, кровати рядом стояли, а потом выстрел – и нет человека на твоих глазах. Было и такое, что из гранатомета обстреляли машину, а человека только на третьи сутки нашли. Даже не человека, а его останки. В цинковый гроб – и домой.  Вообще, война – это страшно.

Даже представить не мог молодой солдат, что предстоит пережить за годы службы в армии. Писал письма домой, только вот родным ничего не рассказывал.

– Первых полгода я родителям и не говорил в письмах, где проходит служба, – продолжает Василий Иванович. – Писал, что служу в Средней Азии. Жив, здоров, погода хорошая, солнце, жара, кормят хорошо.

А в то время, когда родители получали добрую весточку от сына, в какой-то момент Василий Иванович был в одном сантиметре от смерти.

– Во время операции мина разорвалась в метрах семи от меня, осколками посекло спину, – неохотно рассказывает по моей просьбе собеседник. –  Попал осколок и в голову. Врач санитарной машины тогда сказал, что если бы буквально на один сантиметр ниже, то не было бы меня уже в живых. Родителям об этом никогда не говорил. Жене немного рассказывал, и то в общих чертах.

Помнит  Василий Бородач, как общались тогда с мирным населением:

– Они спокойные были. Общались с ними и жестами. А офицеры народной армии учились в Советском Союзе, так говорили по-русски. Жили они бедно. Кто кормил их, туда и шли. Из одной семьи один брат – в душманах, другой – в народной армии. Тот, кто в армии, говорил: «Отслужу, пойду к душманам».

Когда уже близился срок к демобилизации, Василий Иванович всё больше понимал и осознавал, что обратно можешь и не вернуться. А домой очень хотелось. Поэтому и планов на будущее не строил. Жили тогда все одним днем.

14 июля 1983 года Василий Бородач уволился в запас. Знакомые просили рассказать воина-интернационалиста о службе. Только вот говорить Василий Иванович не мог – ком к горлу подступал и слезы наворачивались.

После службы Василий Бородач вернулся в родной колхоз Ленина, потом перешел в ПМК водителем. Вот уже 23 года работает в Крупском лесхозе водителем на вывозке леса. Женат, воспитал двоих дочерей, подрастают трое внуков. Каждый год посещает митинги, посвященные воинам-интернационалистам, чтобы вспомнить то, что порой хочется забыть…

За службу в далеком Афганистане Василий Бородач был представлен к награде – медали «За боевые заслуги». Награду вручили спустя девять лет, в декабре 1991 года.

Инна ГАРА.

Автор

admin

admin

Актуально

В Крупской ЦРБ можно вакцинироваться от коронавируса

С начала вакцинации в Крупской ЦРБ работает кабинет иммунопрофилактики № 420 с 8.00 до 20.00, в субботу – с 8.00 до 14.00 Предварительная запись по телефонам: 5-52-72, 5-44-68.

Please publish modules in offcanvas position.