krupki.by

ru RU be BE en EN


Анатолий Вусик из деревни Захаровка встретил прекрасную дату – 90-летие

Автор / Земляки / Пятница, 29 апреля 2022 14:56 / Просмотров: 1138

В апреле житель деревни Захаровка Анатолий Вусик встретил прекрасную дату – 90-летие. Все эти годы он был и остается верен своей малой родине.

Поздравить с юбилеем бывшего коллегу приехали представители Крупского лесхоза – заместитель руководителя по идеологической работе Наталья Камович и ветеран труда Валентина Хомич. Отметили, что Анатолий Вусик более 20 лет работал мастером Ухвальского лесничества.

– Это было славное время, – рассказал Анатолий Алексеевич. – Хотя очень непростое. Но мы были молодые, нагрузок не боялись. Как раз при мне в лесничестве закладывался первый базисный питомник на 20 га. Сравните сами – сегодня в лесхозе питомник в два раза меньше по площади и труд механизирован. А мы все делали вручную. К нам за саженцами ехали со всего Советского Союза. А еще зимой и еловые лапки заготавливали. Сложная это была работа. На морозе хвойная продукция смерзалась так, что не повернуть. Но работали и не представляли, что можно иначе.

– Помню и я те времена, – присоединяется к беседе Валентина Анатольевна. – Лапку перерабатывали на мельнице по производству хвойной муки в Денисовичах. Хвоя служила добавкой в комбикорма для крупного рогатого скота.

– Знаете, к лесу я всегда относился по-особому, – продолжил разговор именинник. – Еще со времен войны, когда мне, ребенку, в лесу не раз приходилось прятаться. Среди деревьев было спокойнее и оставалась надежда на спасение.

Когда началась Великая Оте­чественная война, Анатолию Алексеевичу Вусику было всего 9. Он только закончил первый класс начальной школы. Но хорошо помнит, как вся округа каждый день и ночь жила словно на пороховой бочке.

– Простые жители деревень настороженно относились ко всем, кто ночью и днем стучал к ним в окна. Ночью это были партизаны. Люди делились с ними едой, одеждой. А по утру в деревню въезжали полицаи и немцы и наводили такой шухер, что ни дай Бог, если бы остались следы помощи тем, кто в лесу… За это убивали без суда и следствия. Страшно было. Особенно старшему поколению – они переживали не столько за себя, сколько за нас, детей.

– Папа, а расскажи, как Захаровку едва не сожгли на Покров, – просит дочь Галина, которая сегодня проживает с отцом в деревне. – В ту ночь соседней Узнажи не стало. Что спасло жителей нашей деревни – загадка.

– Помню, что мы, дети, тогда вечерами пасли коней, – вспоминает юбиляр. – Однажды прошел слух, что в деревню лучше не возвращаться. Мы оставались в лесу. Я был мелкий. И чтобы не замерзнуть, наловчился самостоятельно взбираться на лошадь. Когда конь щипал траву, я ложился всем телом ему на шею и «орлик» одним рывком забрасывал меня к себе на спину. Так мы холодными осенними вечерами согревали друг друга. И все же хотелось домой, чтобы выспаться в тепле. И вот когда это желание притупило страх перед облавой, мы вернулись. А поздно вечером, когда все только уснули, началось…

Далее Анатолий Алексеевич рассказал, как люди голосили, когда их гнали к центру и закрыли в нескольких хатах. Как лежали они связанные в тревожной неизвестности. Жители Захаровки понимали, что ничем хорошим такие облавы, как правило, не заканчиваются.

– Когда нас выгоняли из домов, то наша бабушка (мать моего отца) хотела взять из скрыни с собой самое ценное, – поясняет Анатолий Алексеевич. – Она думала, что деревню угоняют куда-то далеко. Но немец выхватил у нее узел и швырнул в угол, жестом показал, что выходить надо без вещей. И мы догадались, что везти нас никуда не планируют.

По словам нашего рассказчика, в ту ночь немцы и полицаи перевернули все дома сверху донизу. Но, наверное, не нашли то, что искали. А потому утром приказали расходиться.

– Вернулись мы домой, а все постройки во дворе обложены соломой. Было очень тревожно. А в скором пришла весть, что жителям Узнажи так не повезло. Их сожгли заживо.

А дальше Анатолий Вусик поделился, как деревню освободили и он с ребятами уже смело бегал в лес к своим. Как носили фронтовикам-освободителям воду. Как видели на обочине убитых немцев и мальчишки сокрушались, что не нашли возле них оружия. Мол, им хотелось почувствовать себя взрослыми «бойцами». Помнит он, и как бежали к тому месту, где упал самолет.

– Их два упало в нашей местности, – рассказывает дедушка. – Один в районе Выдрицы, второй где-то возле Денисович. Но лично мне конкретное место указать сложно. Помню, что одного из летчиков отвезли в больницу на Ухвале и он там, рассказывали люди, умер. А еще самолеты, парашюты для местного населения в те дни представляли огромную ценность. Крылья переплавляли на посуду, из парашютной ткани шили одежду.

И после освобождения было нелегко. В 1944-м семья Вусик уменьшилась на 3 человека. Сначала пришла похоронка на отца. А через некоторое время двоих детей унесла оспа.

– Недавно мы узнали, что в Калининграде на памятнике, установленном на месте захоронения советских солдат, есть имя и нашего деда – отца папы Анатолия Архиповича Вусика, – отмечает Галина. – Хотели туда съездить. Да на самолете не получится. Отцу – 90. Возраст не пассажирский. Думали на машине, но снова сложности с пересечением границы. Поэтому остается надеяться, что когда-то мы сможем посетить могилу родного человека. А второй наш дед, отец матери, похоронен в Польше. Оба погибли за наше мирное сегодня.

Самое главное, чего желает Анатолий Алексеевич Вусик нынешнему поколению, – в любой ситуации оставаться людьми, быть добрее друг к другу, хранить мир, любить каждый новый день жизни и проживать его достойно. А мы пожелаем этому прекрасному человеку здоровья и еще долгие годы заряжать окружающих своим оптимизмом, искренне улыбаться гостям, делиться мудростью и жизненным опытом.

Автор

Ольга Баравуля

Ольга Баравуля

Актуально

В Крупской ЦРБ можно вакцинироваться от коронавируса

С начала вакцинации в Крупской ЦРБ работает кабинет иммунопрофилактики № 420 с 8.00 до 20.00, в субботу – с 8.00 до 14.00 Предварительная запись по телефонам: 5-52-72, 5-44-68.

Please publish modules in offcanvas position.