krupki.by

ru RU be BE en EN


Попал в первую роту, первый взвод, первое отделение первого батальона, и не раз первым шел под пули…

Автор / Солдаты афганской войны / Четверг, 02 августа 2018 08:36 / Просмотров: 3116

Сергей Рябчинский и Александр Гончаров103-я гвардейская воздушно-десантная Ордена Ленина Краснознаменная Ордена Кутузова 2-й степени дивизия имени 60-летия СССР – легендарное воинское формирование. Особая страница в ее истории – война в Афганистане. Дивизия в числе первых вошла в эту страну и в числе последних ее покинула. Офицеры и солдаты четко выполнили свой долг перед Родиной. На протяжении девяти лет дивизия почти непрерывно принимала активное участие в различных по масштабу войсковых операциях. В рядах одной из самых заслуженных дивизий воздушно-десантных войск сражался и наш земляк, председатель Крупской районной организации ОО «Белорусский Союз ветеранов войны в Афганистане» Сергей Рябчинский.

Воинское братство – самое сильное. Над ним невластно время потому, что закалено оно в огне и отшлифовано огромнейшей мерой ответственности за каждый свой поступок.

– Ну, здравствуй, друг!

– Здорово, командир!

Крепкое рукопожатие сильных мужских рук, дружеские объятия. Они встретились вновь – командир первого парашютно-десантного батальона 350-го гвардейского парашютно-десантного полка103-й гвардейской воздушно-десантной дивизия подполковник Александр Гончаров и командир отделения технического обслуживания батальона сержант Сергей Рябчинский.Более 30 лет отделяют их от первой встречи, но все было как будто вчера.

– Батяня-комбат – права песня. Мы всегда чувствовали, что такое настоящий командир, – говорит Сергей. – Мы были молодые пацаны, а комбат всецело отвечал и за нас, и за нелегкую армейскую работу. На то время самому батяне было немного за 30, а в его подчинении более 300 человек «зеленых» пацанов, не считая офицеров.

– Вместе прослужили мы полгода, – рассказывает Александр Алексеевич. – Серега – парень крепкий, мужественный, авторитетный, надежный, которому можно доверить все, один из самых лучших механиков в батальоне.

В армию Сергей Рябчинский призвался в апреле 1984-го. Попал в учебный полк воздушно-десантных войск в г. Фергана-5 в Узбекистане, где и освоил военную специальность «стрелок-пулеметчик РПКМ».

В октябре 1984-го рядовой Рябчинский был направлен для прохождения дальнейшей службы в ограниченный контингент Советских войск в Афганистане, г. Кабул, в/ч п.п. 35919, 350-й парашютно-десантный полк 103-й воздушно-десантной дивизии.

– Попал в первую роту, первый взвод, первое отделение первого батальона, – вспоминает Сергей.

В молодом пулеметчике быстро разглядели технические способности и водительский талант. Пришел приказ – иди в управление батальона стажером механика-водителя. В результате Сергей стал командиром отделения технического обслуживания батальона. Хоть и был ему положен водитель, но на своем БТРе принципиально ездил сам.

– Я любил технику, – продолжает он. – Получил новенький БТР, на спидометре которого было только 600 километров. А когда уволился – 18 тысяч 700 километров. За год я проездил более 18 тысяч километров, и это по боевым.

– Для военной техники и для Афгана это очень много, – подтверждает комбат.

Сергей Рябчинский принимал участие в боевых операциях в Саруби, Пагмане, Гардезе, Джелалабаде, Кунаре, Кандагаре, Асадабаде. Их на счету у него было более 30-ти. И каждый километр из этих почти двух десятков тысяч таил в себе реальную опасность.

– Как-то потребовалось срочно съездить в Кабул, – рассказывает Александр Алексеевич, – Сергей ехал в разведгруппе, был первый. В той поездке он подорвался на мине – правое третье колесо. Получил контузию. Но от госпитализации наотрез отказался, продолжил работать, воевать.

Война – тяжелая мужская работа. Она многое доверяет и многое проверяет.

– Первое время ощущал себя ломовой лошадью, – полушутя делится воспоминаньями  Александр Алексеевич. – Равнинному человеку необходимо ко многому приспосабливаться. Пусть мы и не самые слабые ребята, но по 40 с лишним килограммов тащить на себе и идти в горы – не так-то и просто. Я вам искренне скажу, подавляющее большинство офицеров отметит, что это были лучшие годы. Отношения настоящие. В Афгане я был офицером, где мое решение никто не мог оспорить и заменить, где к моему мнению действительно прислушивались. Там раскрывались качества каждого человека, была крепкая дружба, которая осталась навсегда, сплоченность. Несмотря на то, что все это страшно трудно – доводилось бывать и без воды, и без сухпайков.

Вода – это жизнь. Как правило, ее доставляли вертушки. И без нее было не обойтись.

– Никогда мне не забыть бой во время Кунарской операции, это было в апреле 1985 года, когда случилось восстание в лагере Бадабер, – вспоминает Сергей. – Я пошел с управлением батальона. Тогда в дивизии у нас было 36 погибших, и мой друг с Бобруйска… Наш батальон занял высоту и мы держали 3 дня. Закончилась вода, а вертушки не могли ее доставить. По связи передали, что у вас там есть родник, внизу. Но до него еще надо добраться. Командир сказал, что надо добыть воды. Но это не приказ. Опасно! Есть путь, который можно быстро проскочить, но он простреливается снайперами. Или можно обойти, но это требует времени, была уже вторая половина дня, а ночью в горах в два счета можно заблудиться. Я и мои друзья, Камиль и Саша (втроем и до дембеля дослужили), переглянулись. «Ну, что, Рябчик?» – спросили ребята. «Проскочим!» – и мы пошли. Я первый пробежал, затем ребята – по ним снайперы по два выстрела сделали. Следующая перебежка – еще 100 метров. Ребята говорят: «Беги ты, по тебе не стреляют». Я бегу и помню науку, что 3 секунды даются снайперу, чтобы прицелиться. Считаю: один, два, три – на перебежку. Упал, пуля пролетела совсем рядом. И опять: один, два, три – опять пролетает пуля. Ребята бежали за мной, но по ним уже не стреляли. Так перебежками и спустились к заветному источнику. Там были наши разведчики полка. Напились воды, отлежались, заправили фляжки водой. К вечеру успели вернуться к своим. Рота ждала, для всех это было спасением.

Цена секунды, ощущение пули, которую ты не только чувствуешь, но и видишь.Эти мужчины знают, что это такое.

– Как сейчас перед глазами самый тяжелый бой, – вспоминает Александр Алексеевич.– Ноябрь 1986 года. Это на Паншере было. Уже на выходе из боевых действий душманы все-таки организовали засаду и отсекли управление батальоном. 12 часов мы вели непрерывный бой. Погиб доктор, пятерых ранило. В этом бою так получилось, что стреляли прицельно по мне, духи были очень близко и хорошо нас видели. Ночь, полная луна – хоть читай. Я укрылся под каменным забором. Как только очередь пройдет или одиночный, глина от забора за шиворот сыплется. Я всю жизнь стрелял, с училища. Но именно тогда я впервые ясно видел, как пули летели в меня. Духи были настолько близко, что во времена редкого затишья мы слышали, как они разговаривают. Нужно было перебираться через забор. У меня наушники и нагрудный переключатель – радиостанция включена была. Встал, перескочил, гляжу, наушники есть, а радиостанции нет. Подумал, что, наверное, порвал кабель. Затем зам. мой подошел на двух БМП и помогли нам. Уже после войны как-то рассказал этот случай связистам. А они говорят: «Шутишь, что-ли? Ты попробуй встань на него ногами и со всей силы потяни. Мы ГАЗ-66 вытаскивали на этих кабелях, когда застревал». Оказывается, перебило пулей…

На войне дисциплина решает все! Так утверждает комбат Александр Гончаров. И это утверждение основано на большом опыте боевых действий.

– Дисциплина и подготовка, – добавляет он. – Навыки были отработаны до автоматизма, каждый знал свое дело. В перерывах постоянно шло обучение. Как только нет боевых действий, на полигоне отрабатывали все еще и еще раз – с реальной стрельбой, с боеприпасами. Поэтому в бою каждый знал свой маневр. Это было крайне важно, так как батальон наш был воюющий, охраняли дороги, коммуникации, наиболее важные объекты – склады, госпитали и так далее. Операции были разные, самое простое – реализация разведданных. Постоянно участвовали в дивизионных, а также армейских операциях, бывало, до месяца находились на боевых. Часто ходили на сопровождение колонн – на Газни, на Гардез. Ведем колонну, ночуем и сопровождаем обратно. Бывало по 100, 200 и 300 машин. Часто духи обстреливали. Но при мне никто в колонне не погиб.

Всего за 2 года в батальоне погиб один офицер и 13 солдат и сержантов – это самые минимальные потери. Кстати, батальон в этом плане всегда занимал стабильно первое место в дивизии, а может, и во всей армии. Комбат делает акцент на дисциплину. Да, без нее никак! Но и без личного мастерства и мужества командира, его профессионализма и человеческих качеств это невозможно. Иначе бы не было песни, в которой этих людей с любовью называют батяня.

– Нередко сейчас можно услышать, что некоторые ребята неохотно рассказывают о войне, – говорит Александр Алексеевич. – Думаю, что это неправильно. Только мы можем рассказать правду и развенчать мифы. К примеру, это сказки, что бросали убитых и раненых. Полнейшая чушь! Моя самая первая операция в Афгане была по поиску тела борттехника. Недалеко от Кабула в ущелье сбили вертолет. Летчики выпрыгнули с парашютами, их подобрала вторая вертушка – они летали парами. А в борттехника попала пуля еще в вертолете. Нас высадили, мы осмотрели полностью разбитую машину, разыскали парня…Так вот, операция проводилась только для того, чтобы найти и забрать тело этого прапорщика.

…Разговорам и воспоминаниям в тот вечер не было конца. То грустили, то шутили, рассказывая курьезы. И рассматривали старые фотографии. Вот они с сослуживцами, а вот Сергей возле своего БТРа, недавно подорвавшегося на мине… Было много всяких эмоций. А мне думалось: каким удивительным мужеством обладали эти 20-летние парни, которые демобилизовывались из армии, имея за плечами по полтора года реальной войны, эти 30-летние комбаты, которые в таком возрасте уже заслужили право услышать в свой адрес – батяня!

Подполковник воздушно-десантных войск Александр Алексеевич Гончаров награжден орденом Красного Знамени, орденом Красной Звезды, а за вклад в оказание помощи народному хозяйству на Целине – орденом Знак Почета. Сержант Сергей Владимирович Рябчинский – орденом Красной Звезды.

Преемственность боевых традиций. Высокие награды – на груди детей и внуков Великой Отечественной. На их долю выпало выполнять воинский долг в мирное для своей страны время на территории другого государства. И они сделали это самоотверженно и с честью. 2 августа праздник будут отмечать настоящие мужчины. В их числе и те, в чьей жизни были годы, где ярким акцентом значится служба в рядах легендарной103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Традиции живы!

Автор

admin

admin

Актуально

27 мая прием граждан в Холопеничах проведет заместитель начальника Крупского районного отдела Следственного комитета

Заместитель начальника Крупского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь подполковник юстиции Матусевич Геннадий Евгеньевич 27 мая с 14.00 до 16.00 в здании Холопеничского сельского исполнительного комитета по адресу г.п. Холопеничи, ул. Карла Маркса, д.5, проведёт приём граждан. Предварительная запись по телефону 8(017)96 2-74-33.

С 23 мая по 10 июня проводится «горячая линия» по вопросам организации и проведения выпускных экзаменов

С 23 мая по 10 июня с 8.30 до 13.00 и с 14.00 до 17.30 управлением по образованию, спорту и туризму Крупского райисполкома проводится «горячая линия» по вопросам организации и проведения выпускных экзаменов по завершении обучения и воспитания на II и III ступенях общего среднего образования. Контактные телефоны: 5-55-43, 2-72-46, 5-44-88.

В Крупской ЦРБ можно вакцинироваться от коронавируса

С начала вакцинации в Крупской ЦРБ работает кабинет иммунопрофилактики № 420 с 8.00 до 20.00, в субботу – с 8.00 до 14.00 Предварительная запись по телефонам: 5-52-72, 5-44-68.

Please publish modules in offcanvas position.