krupki.by

ru RU be BE en EN


У каждого из десантников был свой рубеж, который он защищал до последнего

Автор / Солдаты афганской войны / Четверг, 21 марта 2019 10:20 / Просмотров: 1295

Через несколько дней исполняется 30 лет со дня вывода советских войск из Афганистана. Яркой страницей в истории тех далеких событий стала оборона высоты 3234 бойцами 9-й роты 325 полка воздушно-десантных войск СССР. По мотивам этого эпизода войны режиссером Федором Бондарчуком был создан фильм «9-я рота», который недавно в очередной раз транслировался по телевидению. А накануне у меня состоялся телефонный разговор с одним собеседником, подполковником. Он из тех людей в погонах, которые в своей экипировке имеют бронежилеты, каски, а лицо скрывают под черными масками. Поэтому ограничимся именем и отчеством – Сергей Викторович. Кстати, и связался я с ним, как говорится, не с первого раза и не напрямую, а через несколько промежуточных звеньев. Разговор шел об Афганистане.

В то уже далекое время Сергей Викторович выполнял свой интернациональный долг в Афганистане в звании старшего сержанта и в должности заместителя командира разведывательного взвода. Того самого взвода, который внес решающий вклад в перелом хода боя на высоте 3234 возле г. Хоста, ее еще называли «Орлиное гнездо». И служил он в одном полку с нашим земляком, крупчанином Владимиром Криштопенко, одним из тех, кто не вернулся из Афганистана. Естественно, речь шла о Володе. После этого разговора я уже по-другому воспринимал фильм о 9-й роте, в которой служил наш земляк, и о трагических событиях в Хосте на высоте 3234, о бое, в ходе которого погиб Владимир. Я как будто со стороны наблюдал за реальными событиями, ведь прототипами тех солдат, которые в фильме стреляли в душманов, сходились в рукопашную, падали замертво от осколка гранаты или пули, были реальные наши ребята, бойцы, среди которых и Володя.

Владимир КриштопенкоВторой телефонный разговор с Сергеем Викторовичем состоялся уже после просмотра фильма, когда я еще был под впечатлением увиденного.

– В фильме  отражены все события, сам ход боя, – заметил мой собеседник, – за исключением одного: взвод роты действительно мужественно отражал атаки превосходящих сил душманов на протяжении 12 часов (с 16 часов 30 минут 7 января 1988 г. и всю ночь до 4 часов 30 минут 8 января 1988 г.), пока наш разведвзвод в составе других подразделений не подоспел на выручку. В строю к тому времени осталось из всего состава взвода несколько человек, а не один, как это показано в фильме. Было немало раненых. А в остальном все правдиво. При этом следует обратить внимание на следующее. Штурм высоты совершали не просто душманы, а «черные аисты». Это профессионалы-наемники. Против них же держали оборону простые ребята, по сущности, вчерашние школьники. Да, они прошли соответствующую подготовку, их учили воевать. Тот же Володя, который  пришел с последним призывом, он до этого прошел курс обучения, но, как говорится, не нюхал пороху, не был обстрелян, не имел боевого опыта, в отличие от тех же «черных аистов». Мы были юными, а афганцы всю жизнь вели войну. Но они и сейчас уважают нас как противников. Мы не воевали с женщинами, детьми, стариками, только с профессионалами.

 Действительно, в фильме много места занял показ того, как готовили новобранцев перед тем, как отправить в Афганистан.  Я еще подумал, что не слишком ли жестко поступал с ними старшина-инструктор, сам недавно вернувшийся контуженным из Афганистана, может, где-то надо было снизить нагрузку, пожалеть «салаг». Нет, все же инструктор поступал правильно, чтобы тот седьмой пот, который он выжимал из еще необученных и неопытных солдат, не обернулся их кровью в боевой обстановке.

Что же произошло на высоте 3234 на исходе первой недели нового 1988 года? Снова предоставим слово очевидцам и участникам тех далеких событий, добавив дополнительный материал, найденный в разных источниках.

В конце 1987 г. моджахеды блокировали афганский город Хост, где находились правительственные войска Афганистана. Советское командование приняло решение оказать помощь осажденным. Для этого была спланирована операция «Магистраль», суть которой заключалась в прорыве блокады Хоста и взятии под контроль автомобильной трассы, по которой можно было бы доставлять в город продовольствие, топливо, боеприпасы и другие грузы. К 30 декабря прорыв был успешно завершен. Однако для того, чтобы  автомобильные колонны смогли беспрепятственно пройти в город, нужно было обеспечить их безопасность. Для этого советским подразделениям нужно было взять под контроль высоты, примыкающие к автомобильной трассе, чтобы не дать возможности душманам на горной дороге атаковать автоколонны.

Высоту 3234, находившуюся примерно в среднем участке дороги, защищал взвод 9-й парашютно-десантной роты 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка в количестве 39 человек  во главе со старшим лейтенантом Виктором Гагариным. Среди них был и наш земляк Владимир Олегович Криштопенко.

Из воспоминаний младшего сержанта Олега Федоренко: «Через несколько дней тяжкого пути мы вышли на свою горку. Окопались, утеплились. Шел снег и дул сильный ветер на высоте около трех тысяч, руки леденели, лицо обжигало. Каждый день кроме ветра над горками пролетало несколько десятков «эрэсов», били по дороге. Hачиналась артиллерийская перепалка. Видать, здорово мы им насолили, так как снарядов они не жалели».

За короткое время десантники укрепили позиции, обложили камнями огневые точки и встали на дежурство. Где и когда моджахеды нанесут главный удар, было неизвестно.

Ждать пришлось недолго. 7 января с самого утра на КП полка докладывали: «Космонавт» подвергается очередному ракетно-минометному обстрелу. «Космонавт»  –  это позывной  командира взвода Виктора Гагарина. Как отмечал впоследствии в служебном донесении майор Николай Самусев, душманы «открыли массированный огонь из реактивных установок, минометов и безоткатных орудий, выпустив в общей сложности около 450 снарядов по высоте 3234».

Уже в сумерках на позиции десантников снова обрушились снаряды и мины, а еще через короткое время, около 17 часов, моджахеды пошли в свою первую атаку. Время для атаки было выбрано не случайно. Уже темнело, значит, оборонявшихся не смогут поддерживать с высоты боевые вертолеты. Да и огонь артиллерии, который корректировали с высоты, также был уже не столь прицельным.

«Пришло время высоты 3234, – продолжал Олег Федоренко. – «Духи» пошли на штурм одного из блоков, вели наступление наемники. Пакистанский полк смертников «Командос» в количестве около 300 человек. Противник превосходил по численности в 10 раз. Это были фанатики и уголовники, приговоренные исламским судом к смертной казни. Только взятием высоты, кровью неверных они могли смыть свою вину».

Штурмовали высоту «черные аисты» – своего рода спецназ боевиков и кадровые пакистанские военные из полка «Чехатвал», всего около 200-300 человек, не менее 5-6 человек на каждого десантника. Первая атака захлебнулась после того, как моджахеды потеряли около 40 человек убитыми и ранеными.

Снова начался обстрел из минометов, затем около половины шестого вечера началась новая атака, уже с другого фланга, но также отбита. Около 8 часов вечера, уже в темноте, противник начал третью атаку… За ней четвертая, пятая. Несмотря на то, что атакующих обстреливала и артиллерия, они упорно подбирались все ближе: 30, 25, 20 метров. Артиллерия уже не могла вести огонь по врагу. В ход пошли гранаты. С обеих сторон.

Вот как отразил события в ночь с 7 на 8 января 1988 г. подполковник Ю.М. Лапшин в книге «Афганский дневник»: «День 7 января. Когда в 16.30 3-й батальон сообщил о том, что начался обстрел 9-й роты, мы еще не знали, что это будет наша боль и слава. Сильное огневое воздействие из безоткатного орудия, минометов, стрелкового оружия, гранатометов. Первый доклад о потерях, гибнет ефрейтор А. Федотов. Через час в сумерках противник перешел в атаку. Разгорается ожесточенный бой. Используя террасы и скрытые подступы, противник подходит все ближе и ближе. Теперь уже в ход идут гранаты. Душманы атакуют с криками: «Аллах акбар! Москва, сдавайся!» Наши мальчишки, бросая гранаты, кричат в ответ: «За Федотова! За Куйбышев! За Могилев!» Бой идет второй час. Короткая передышка, и снова вражеская атака. Положение критическое. Гранат почти нет. Один за другим героически гибнут рядовые А. Мельников и А. Кузнецов. Отбита вторая атака. Где-то ближе к часу ночи начинается и захлебывается третья атака, самая ожесточенная. Много раненых, мало патронов…Душманы забрасывают позиции гранатами. На помощь выходит разведвзвод старшего лейтенанта Смирнова. Отлично работает корректировщик старший лейтенант И. Бабенко. Когда после боя выносили умирающего рядового В. Криштопенко, он все шептал, что не успел ее (гранату) отбросить. До рассвета не дожил. Сутки прожил после тяжелейшей контузии рядовой А. Цветков. Трудно мы удержали высоту 3234. По нашим прикидкам, «духов» было не менее двух сотен, десантников – 39».

Я допускаю, что, готовя свой дневник к печати, автор немного преувеличил, когда писал, что, отражая атаки, бойцы кричали не только «За Могилев!», но и «За Куйбышев!», «За Федотова!». Но, что наш земляк, могилевчанин Андрей Мельников, посмертно удостоенный звания Героя Советского Союза, во время боя кричал «За Могилев!», подтверждает и мой собеседник Сергей Викторович:

–  Кстати, у многих «черных аистов» на поясах были закреплены портативные магнитофоны, которые записывали ход сражения. А когда наши бойцы вернулись на базу и прослушали эти трофейные записи, среди воплей, стонов, грохота различили и знакомый голос, кричавший «За Могилев!»

Ожесточенный бой шел всю ночь. И «черные аисты», и бойцы-десантники сходились вплотную. В фильмах о Великой Отечественной войне не раз случалось видеть эпизоды, когда обороняющиеся красноармейцы хватали летящие в них гранаты и успевали отбросить назад, в гущу врагов. Но это в фильмах. На деле все бывает иначе, когда в темноте схватились и свои, и чужие. В один из таких моментов боя прямо под ноги младшего сержанта Криштопенко упала граната. Он пытался ее отбросить ногой, не успел...

– После разрыва гранаты Володя, тяжело раненый, упал, – вспоминает Сергей Викторович.– Ему оказали первую помощь, некоторое время он был еще живой. «Темно было, поэтому промахнулся», – как бы оправдываясь, тихо проговорил он.

Поскольку нужно было держать оборону и других высот вдоль дороги, в течение ночи осажденным перебрасывалось подкрепление небольшими группами. Еще в средине боя, ночью, на помощь прорвалась группа бойцов во главе со старшим лейтенантом Сергеем Ткачевым. Впоследствии он вспоминал о пережитом во время отражения 12-й атаки душманов: «Под конец той страшной последней атаки у многих осталось лишь по магазину к автомату, по последней гранате. Что скрывать, мы мысленно уже прощались друг с другом. Я готовился вызвать огонь полковой артиллерии по высоте, когда внезапно к нам пробились разведчики под командованием гвардии старшего лейтенанта Леонида Смирнова. И тогда уже в атаку пошли мы».

Из рассказа гвардии сержанта Сергея Борисова, командира отделения: «Духи» уже обошли нас с двух сторон. И вот началась самая страшная и жуткая атака, когда «духи» смогли приблизиться на расстоянии броска ручной гранаты. Это была последняя, 12-я по счету, атака. Было много раненых, они истекали кровью, а мы ничем не могли им помочь. Hас осталось мало, пятеро, и на каждого по 2 магазина и ни одной гранаты. В этот страшный момент на подмогу пришел наш разведвзвод, и мы стали вытаскивать раненых. Только в 4-м часу мятежники поняли, что эту горку им не взять. Забрав раненых и убитых, они стали отходить».

Во время последней атаки душманы сблизились с нашими позициями на расстояние до 50, а на отдельных направлениях – до 10-15 метров. Несмотря на ранение, личный состав роты не покидал поле боя. Раненые, которые не могли вести огонь, снаряжали магазины. Когда подошла помощь, у каждого оставалось менее чем по рожку патронов.

На протяжении ночи десантники выдержали 12 атак противника. Оставался последний резерв  – разведвзвод 3-го парашютно-десантного батальона. Он прорвался к позициям 9-й роты в самый критический момент. Это позволило перейти в контратаку и окончательно решило исход боя. 

– Все силы полка были брошены на охрану автотрассы, – продолжает мой собеседник Сергей Викторович. – На базе остался только наш разведвзвод. Когда поступило сообщение о тяжелом бою на высоте 3234, командир полка поставил буквально всех «в ружье». Наш разведвзвод, офицеры, все, кто мог, на бронетранспортерах бросились на выручку. К тому времени на высоте из 9-й роты в строю осталось только 9 человек. Гранат не было. Патроны заканчивались. И в это время на выручку подоспел наш разведвзвод. Моджахеды снова были в ходе боя отброшены и вынуждены были отступить. Было около 4 часов утра. Володя Криштопенко был еще живой. Врач сделал все возможное, но во время эвакуации он скончался.

Так закончился бой на высоте 3234, бой, который впоследствии называли легендарным.

Оборона же высоты продолжалась около 20 дней уже силами сборного отряда, который сформировал командир 345-го полка Герой Советского Союза подполковник Валерий Востротин. Когда 9-я рота, выполнив боевую задачу, возвратилась в часть, ее встречали с оркестром и развернутым знаменем. Боевая задача была выполнена. Высота 3234 осталась под контролем советских войск. Противник не смог прорваться к трассе и помешать автоколоннам.

Во взводе из тех, кто изначально встал на оборону высоты, невредимыми в строю осталось всего лишь девять человек из тридцати девяти. Шестеро геройски погибли, более 20 человек получили ранения. У каждого из десантников был свой рубеж, который он защищал до последнего.

Высота 3234. Бойцы 9-й роты защищали ее самоотверженно. И, вместе с тем, покорили высоту мужества, ценой своих жизней, как и Владимир Криштопенко.

Дмитрий ХРОМЧЕНКО, кандидат исторических наук.

Автор

admin

admin

Актуально

27 мая прием граждан в Холопеничах проведет заместитель начальника Крупского районного отдела Следственного комитета

Заместитель начальника Крупского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь подполковник юстиции Матусевич Геннадий Евгеньевич 27 мая с 14.00 до 16.00 в здании Холопеничского сельского исполнительного комитета по адресу г.п. Холопеничи, ул. Карла Маркса, д.5, проведёт приём граждан. Предварительная запись по телефону 8(017)96 2-74-33.

С 23 мая по 10 июня проводится «горячая линия» по вопросам организации и проведения выпускных экзаменов

С 23 мая по 10 июня с 8.30 до 13.00 и с 14.00 до 17.30 управлением по образованию, спорту и туризму Крупского райисполкома проводится «горячая линия» по вопросам организации и проведения выпускных экзаменов по завершении обучения и воспитания на II и III ступенях общего среднего образования. Контактные телефоны: 5-55-43, 2-72-46, 5-44-88.

В Крупской ЦРБ можно вакцинироваться от коронавируса

С начала вакцинации в Крупской ЦРБ работает кабинет иммунопрофилактики № 420 с 8.00 до 20.00, в субботу – с 8.00 до 14.00 Предварительная запись по телефонам: 5-52-72, 5-44-68.

Please publish modules in offcanvas position.